Get Adobe Flash player
button-mag-sign

Поиск

Заявление Союза журналистов Чеченской Республики

Союз журналистов Чеченской Республики вынужден констатировать диагноз: госпожа Милашина from «Новая газета» с маниакальной настойчивостью человека, страдающего болезненным пристрастием к выявлению мнимых преступлений и псевдо-разоблачительской активности, вот уже который год держит в центре своего воспаленного больного внимания Чеченскую Республику.

Интерес этого издания фокусируется то на свадьбах, в которых они пытаются найти нарушения то ли действующего законодательства, то ли собственных представлений о морали, то на нарушениях прав сообществ людей, позиционирующих себя в исключительных антинравственных плоскостях, то на таких мрачных отражениях собственных многочисленных фобий, как мнимые аресты, пытки и казни, – разброс интересов газеты, как видно, очень широк.
Только вот, смущает то, что внимание «Новой газеты» как-то уж слишком заточено на Чечне: это, должно быть, или недостаточная компетентность в вопросах расстановки политических и экономических акцентов в стране (в чем трудно заподозрить весьма искушенное сообщество либеральных журналистов), или же это маниакальная уверенность в том, что Чеченская Республика по-прежнему играет роль «слабого звена» в российской политике. Однако, и в подобной близорукости заподозрить «Новую газету» довольно трудно. Остается с весьма внушительной долей уверенности предположить, что мотивация либеральной прессы зиждется на интересах тех, кто кровно заинтересован в максимальном раскачивании политической ситуации в России, и при этом не особо в этой самой ситуации разбирается.
Очередной ушат грязи выплеснулся со страниц «Новой газеты» 10 июля текущего года. В № 73 под авторством все той же Елены Милашины (кто бы сомневался) вышла публикация под очень мрачным заголовком «Это была казнь». В ней говорится о нескольких десятках людей, якобы, казненных без суда и предъявленных обвинений в нашей республике в начале текущего года.
Причем автор утверждает, что списки жертв и свидетельства, якобы, выживших после пыток людей были переданы в Следственный комитет России, и в дознаниях по данному делу активное участие приняла Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.
Статья отличается тем, что безапелляционные заявления вроде тех, что в одночасье были задержаны более двух сотен(!) человек, делаются без какой-либо ссылки на свидетельство кого бы то ни было.
Также в статье приводится пример задержания в ходе спецоперации в одном из районов республики людей, обвиненных позже в участии в незаконных вооруженных формированиях и в незаконном обороте оружия. Суть претензий Милашиной в том, что официальные обвинения были предъявлены без соблюдения процессуальных норм. При этом она, видимо, забывает, что на территории республики помимо сил МВД, с момента восстановления в тяжелейших условиях правоохранительной системы республики, плодотворно работают надзорные органы, и выражение подобных претензий – это их и только их неукоснительная прерогатива.
Елена Милашина постоянно в своих рассказах и сетованиях ссылается на некие источники в МВД по Чечне, Следственном комитете РФ и Администрации Главы ЧР, однако, зная про степень достоверности предыдущих журналистских «расследований» этого автора, можно легко усомниться вообще в наличии подобных источников. Да и то, с какой легкостью сыпятся такие фразы, как «были убиты», «закопали в наспех вырытых могилах», «дата смерти» или «исчезновение задержанных», свидетельствует о слишком поверхностном отношении к освещаемой теме и наталкивает на прочные подозрения о недостоверности приводимых сведений.

Обновлено (11.07.2017 13:16)

 

Мы в социальных сетях:

 fb icon 325x325 twitter-icon odnoklassniki vk instagram-logo-468

Наши газеты

О нас

o nas